29 октября 2023 года - День общенационального траура в Республике Казахстан
Новости Петропавловска сегодня, новости Казахстана сегодня.

Константин Ушинский: Учитель всех учителей

2023-й год юбилейный: 200-лет назад родился один из основателей российской педагогики Константин Дмитриевич Ушинский (1823-1870). Первая дата стала одним из поводов объявить 2023 Годом педагога и наставника.
Константин Дмитриевич Ушинский… Совсем недавно имя этого великого педагога, реформатора в области образования в Российской империи, носил Северо-Казахстанский пединститут, преобразованный в университет и по пути потерявший свое гордое имя.

Сейчас выяснилось, что и при его жизни сильные мира сего не очень –то признавали заслуги рефоматора в области народного образования.
В жизни К.Д. Ушинского ведь бывало и хуже. В середине 19 века даже не было точно известно, где и когда он родился. Родственникам пришлось обратиться в один из тульских храмов, где должна была сохраниться запись о рождении будущего педагога-новатора. Считалось, что «19 февраля (2 марта) 1824 года у отставного офицера, участника Отечественной войны 1812 года, мелкопоместного дворянина Дмитрия Григорьевича Ушинского родился сын Константин»… Но священник, якобы сделавший такую запись, давно скончался, метрическая книга затерялась, поэтому до сих пор существуют три варианта биографий К.Д. Ушинского. Дотошные тульские краеведы установили, что мальчик родился все-таки в Туле, и даже нашли в старой части города место, где стоял дом Ушинских. Через год отставной офицер был назначен судьёй в небольшой, но старинный уездный городок Новгород-Северский в Черниговской губернии. Вся семья переехала туда. Детство и отрочество Константина прошло в приобретенном отцом небольшом имении в четырёх верстах от Новгород-Северского. До 11 лет мальчика воспитывали и учили дома. И учили, видимо, хорошо, т.к. его приняли сразу в третий класс гимназии, которую он окончил в 1840 году и поступил на юридический факультет Московского университета. Без документов. Оказывается тогда так было можно. Студентам читали лекции блестящие преподаватели, в том числе такие известные вольнодумцы, как профессор истории Т.Н. Грановский и профессор философии государства и права П.Г. Редкин, который оказал немалое влияние на К. Д. Ушинского в выборе профессии. Юноша решил заняться педагогикой. Впрочем, педагогическая деятельность Ушинского началась еще во время учёбы в университете. Как и всем студентам, ему не хватало денег, присылаемых родителями. А тут ещё Константин пристрастился к театру. Пришлось подрабатывать частными уроками. Тоже обычное занятие для студентов того времени.
В июне 1844 года ученый совет Московского университета присудил Константину Ушинскому степень кандидата юриспруденции, а в 1846 году он был назначен исполняющим обязанности профессора законоведения, государственного права и финансов в Ярославском лицее, в свое время открытом внуком самого знаменитого туляка – Никиты Демидова, основателя оружейных заводов. Однако молодой профессор оказался слишком демократичным для провинциального учебного заведения, что привело к конфликтам с начальством, доносам и негласному надзору над ним и, в конечном итоге, к его отставке из лицея за вольнодумство. К. Ушинский впервые остался без работы и некоторое время зарабатывал себе на жизнь переводами статей из иностранных журналов, рецензиями и обзорами в журналах, а все его попытки устроиться снова на преподавательскую должность оказывались тщетными.
Через полтора года К. Д. Ушинский переехал в Санкт-Петербург. В январе 1854 года, благодаря помощи бывшего коллеги по Демидовскому лицею, К. Д. Ушинскому удалось получить работу преподавателя русской словесности в Гатчинском Сиротском институте, который находился под покровительством самой императрицы Марии Александровны, жены царя – освободителя Александра Второго. Задачей Гатчинского сиротского института была воспитание людей, «верных царю и отечеству», а применяемые для этого методы славились своей строгостью. Так, за небольшую провинность воспитанника могли посадить под арест в карцер, а на прогулку за стены института воспитанники могли выходить только по субботам и воскресеньям. Сам К.Д. Ушинский так характеризовал позже институтские порядки: «Канцелярия и экономия наверху, администрация — в середине, учение — под ногами, а воспитание — за дверьми здания». И все-таки за пять лет работы (1854 —1859) К. Д. Ушинскому удалось изменить старые и внедрить новые порядки и традиции в Сиротском институте, которые сохранялись в нём вплоть до 1917 года. Педагогу удалось начисто искоренить фискальство, доносительство, характерные для учебных заведений закрытого типа. Ему удалось изжить воровство, так как самым суровым наказанием для воров стало презрение товарищей. Чувство настоящего товарищества К. Д. Ушинский считал основой воспитания.
Уже через год своей службы К. Д. Ушинский был повышен по службе и назначен инспектором классов (что-то похожее на замдиректора по воспитательной работе).
В этом Сиротском институте К. Д. Ушинский обнаружил архив кого-то из своих предшественников, а в нем — «Полное собрание педагогических книг», которые, видимо, мало кто читал из коллег Ушинского. Но эти книги оказали огромное влияние на мировоззрение молодого педагога. Впоследствии он написал одну из лучших своих статей по педагогике «О пользе педагогической литературы». А тогда он стал постоянным автором «Журнала для воспитания» и «Библиотеки для чтения» (1854—1859).
Особенно остро тогда стоял вопрос о женском образовании. Считалось, что девочкам достаточно домашнего воспитания, чтобы она умела вести хозяйство, стала хорошей матерью и растила детей. Всякие «мужские науки», вроде физики или химии, при таком подходе к делу были совершенно излишни.
А время требовало, чтобы и девушки получали полноценное образование. Из них же, по мнению К.Д. Ушинского, «штамповали жеманных кукол, знающих лишь французский да умеющих музицировать и танцевать».
Императрица, конечно, обратила внимание на Ушинского не просто так. Никогда бы не узнала она о существовании скромного педагога, если бы он не начал публиковать в «Журнале для воспитания» свои умные статьи, наполненные интересными и свежими идеями. Главные из них — объединении самостоятельно существовавших отделений для дворянских и мещанских девиц, преподавание основ наук на русском языке. К.Д. Ушинский разработал совершенно новые программы с четким распределение сложных дисциплин от класса к классу. И «жеманные куклы» прекрасно познавали «мужские» науки.
Со времен основательницы Смольного института Екатерины Великой лучшие выпускницы, обычно из знатных семей, становились фрейлинами императриц или их дочерей и служили при дворе, как например, дочь поэта и дипломата Ф.И. Тютчева, которая сначала воспитывалась в Германии, где получила образование в Мюнхенском королевском институте. В Россию Анна Федоровна приехала 18-летней девушкой, не зная русского языка. Ее отец не был богачом, поэтому он и ходатайствовал о назначении одной из своих дочерей фрейлиной двора. Он рассчитывал сделать придворной свою старшую дочь Дарью. Но в царском дворце уже случались интимные отношения представителей царской семьи и фрейлин, поэтому Мария Александровна предпочла красавице Дарье скромницу Анну. Девушка, по-европейски образованная и в то же время русская патриотка, Анна Федоровна надолго стала любимой фрейлиной цесаревны и воспитательницей её младших детей. Отец–поэт не смог упустить возможность поближе узнать тайны царского двора и посоветовал дочери вести дневники. Благодаря мемуарам А.Ф Тютчевой «При дворе двух императоров» мы и теперь можем судить о жизни придворных. Анна Фёдоровна не прижилась среди фрейлин. Ее не любили за прямоту и общение со славянофилами. В 1866 году Анна оставила службу и стала женой славянофила И. С. Аксакова. На протяжении всей совместной с ним жизни Анна Федоровна была его верным соратником и помощником.
Не всем выпускницам институтов благородных девиц удавалось стать фрейлинами. Ведь большинство из них были сиротами или из не очень богатых семей. Такие становились обычными домашними учительницами. Но некоторые стремились добиться большего, но так как их по-прежнему не принимали в университеты, то некоторые девушки уезжали учиться за границу.
По идее Ушинского, при гимназиях открывались педагогические классы, в которых воспитанницы получали подготовку для будущей работы в качестве домашних учительниц или воспитательниц. Константин Дмитриевич пригласил в Смольный институт талантливых преподавателей, ввел в практику работы совещания и конференции педагогов.
Нынешние школьные и студенческие каникулы – тоже подарок школярам от Константина Дмитриевича. До него «институтки» поводили в своих закрытых учебных заведениях 12 лет и ни разу не виделись с родителями. Считалось, что взрослые могут дурно повлиять на детей. В результате девочки отвыкали от дома, забывали родных и мало что понимали в семейной жизни, хотя у них и были уроки домоводства. Именно при Ушинском воспитанницы, не без сопротивления начальства, получили право проводить каникулы и большие праздники у родителей.
Сведения о том, почему К.Д. Ушинский 1862 г. ушел в отставку после недолгой работы в Смольном институте благородных девиц, сохранились в мемуарах некоторых институток, в частности, Е.Н. Водовозовой.
Реформы, предложенные педагогом–новатором, вызвали большое недовольство у членов Мариинского комитета, руководившего этим элитарным учреждением. Разразился публичный скандал в присутствии императрицы, которая и пригласила педагога в институт. Но священник написал донос на Ушинского, обвинив его в атеизме. Директрисе тоже не понравились некоторые новации педагога. Она обвинила Константина Дмитриевича в том, что он собирается воспитывать из дворянок «мужичек». Однако, чтобы смягчить впечатления от некрасивого и шумного скандала, педагогу было предложено «выехать за границу на пять лет за казенный счет для лечения, изучения состояния начального и женского образования и составления учебника по педагогике. Эта командировка была фактически замаскированной ссылкой, хотя все перенесенное в России, и в самом деле, тяжело отразилось на здоровье Ушинского, обострило давнюю болезнь легких, погубившую его мать. Это заболевание тогда называлось чахоткой и считалось неизлечимым. От него умирали даже некоторые члены царской семьи. Что уж говорить о простолюдинах! Но, несмотря на тяжелую болезнь, Константин Дмитриевич за границей не только лечился, но и усиленно работал. За это время Ушинский посетил Швейцарию, Германию, Францию, Бельгию и Италию, Побывал и в США. Везде он посещал и изучал учебные заведения — женские школы, детские сады, приюты и школы, особенно в Германии и Швейцарии, считавшиеся самыми передовыми в части новаций в педагогике. Свои заметки, наблюдения и письма этого периода Константин Дмитриевич объединил в статье «Педагогическая поездка по Швейцарии».
Там же, в Европе, К.Д. Ушинский и издал в 1864 г. свои замечательные книги «Родное слово» и «Детский Мир». Фактически это были первые массовые и общедоступные российские учебники для начального обучения детей. Более того, Ушинский написал и издал особое руководство для родителей и учителей к своему «Родному Слову». Оно называлось «Руководство к преподаванию по “Родному слову” для учителей и родителей». Это было первое в истории педагогики методическое указание к школьному учебнику. Книги Ушинского пользовались огромной популярностью у тех, кому они были адресованы, – у родителей и учителей. «Родное слово» до октября 1917 г. выдержало 146 изданий. Да и многи учебники под названием «Родная речь» и хрестоматии по литературе для разных классов советской школы тоже строились по методике К.Д. Ушинского.
Часто даже учителя, занятые воспитанием чужих детей, могут мало внимания уделять своим собственным. «Сапожник без сапог», «Врачу, исцелися сам» — эти «премудрости» никогда не относились к семье Ушинских. Как родители Константина Дмитриевича души друг в друге не чаяли, так и он сам воспитал своих шестерых потомков вполне достойными людьми.
К 1870 году, когда Константин Дмитриевич вернулся из своей «заграничной командировки» в семье было уже шестеро детей.

На одном очень старом фото детей только пятеро: Павел (1852—1870); Вера (1855—1922), замужем за итальянским подданым Александром Львовичем Пото; на свои средства открыла в Киеве мужское Городское училище им. К. Д. Ушинского; Надежда (1856—1944) — в селе Богданка, где находился дом, принадлежащий Ушинскому, на средства, вырученные от продажи сочинений своего отца, открыла начальную школу; Константин (1859—1919); Владимир (1861—1918). На фото нет только Ольги (1867—1960), она , Была замужем за камергером М. А. Суковкиным.
В настоящее время больше всего потомков Ушинского живет в Канаде. Среди них одних только профессоров ВУЗов этой страны и США — шестеро. Например, правнук Дмитрий Поспеловский – профессор истории университета Западного Онтарио в Канаде. А вот в России вроде бы остался только один из потомков Ушинского. По слухам, зовут его Сергей, он матрос, жил в Мурманске. Но эти сведения требуют тщательной проверки.
Самому Константину Дмитриевичу не удалось полюбоваться радоваться ни на взрослых детей, ни на внуков. В злополучном 1870 году семью настигли две страшные трагедии. Когда глава семьи находился на съезде учителей в Симферополе, дома, в Богданке, на охоте погиб его старший 18-летний сын Павел. Испытание для отца было таким тяжелым, что семья покинула родной дом на Черниговщине, где всё напоминало о погибшем юноше, и перебралась в Киев, в срочно купленный там дом. Но и там дружную семью настигла беда.
После первой трагедии К.Д.Ушинский вместе с двумя младшими сыновьями уехал в Крым лечиться кумысом. Но Константин Дмитриевич в дороге простудился, у него начались серьезные осложнения, и он был вынужден остановиться у старых друзей в Одессе … Там Константин Дмитриевич скончался 3 января 1871 года в возрасте всего-то 47 лет. Его похоронили в Киеве…
Усадьбы Ушинских и в Туле, и на Украине не сохранились — были разрушены во время Великой Отечественной войны, хотя город-Герой Тула не пропустил врагов на Москву. А вот школа в Богдановке работала почти сто лет, но не выдержала испытания новейшим временем. Она была закрыта в 90-е якобы из-за отсутствия денег. Экспонаты открытой при школе комнаты-музея Ушинского тоже постепенно исчезали в неизвестном направлении. Правда, памятник Ушинскому, установленный рядом со зданием школы, вроде как до сих пор сохранился.
Впрочем, к сожалению, это тогда была беда всех республик бывшего СССР. Тогда же был переименован пединститут в нашем Петропавловске, хотя ни великий педагог, ни институт, созданный как учительский еще в 1937 году, ничем не провинились перед республикой. Наоборот, именно в Казахстане в свое время был открыт один из первых в СССР Женских педагогических институтов, который готовил учителей для Казахстана по методике К. Д. Ушинского.
В заключение цитата из одного труда великого педагога. Он считал: «Педагогика не наука, а искусство — самое обширное, сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств. Искусство воспитания опирается на науку. Как искусство сложное и обширное, оно опирается на множество обширных и сложных наук; как искусство оно кроме знаний требует способности и наклонности, и как искусство же оно стремится к идеалу, вечно достигаемому и никогда вполне недостижимому: к идеалу совершенного человека».

Антонина Казимирчик

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *